Спасите детей от опасных сетей!

Репортер

Мир стремительно меняется, и дети эпохи интернета, соцсетей и гаджетов зачастую намного опережают родителей в овладении этим пространством. И если в обычном мире мы знаем, с какими опасностями может столкнуться ребенок, и стараемся заранее предупредить о них, научить его основам техники безопасности, то здесь мы зачастую оказываемся далеко позади и понимаем, что ребенок в беде, с большим запозданием. И более того: мы часто сами не знаем, как и чем ему можно помочь. О том, как дети становятся жертвами новых форм насилия, расплодившихся в цифровой среде, как понять, что у ребенка проблемы, а также о том, что делать, если ребенок все же оказался в беде, рассказывают специалисты: Денис Заварзин - руководитель Центра изучения и сетевого мониторинга молодежной среды, Андрей Камин - президент Российской телефонной экстренной психологической помощи, и Александра Бочавер - научный сотрудник Центра исследования современного детства Института образования Национального Исследовательского Университета «Высшая школа экономики», руководитель проекта «Страна троллей или нет».

- Расскажите, пожалуйста, какие опасности поджидают наших детей в интернете и социальных сетях?
Денис Заварзин: С точки зрения глобальных угроз мы фиксируем распространение личной информации и персональных данных, манипулирование детским сознанием, мошеннические схемы с участием детей, а также распространение негативного контента, который оказывает разрушительное воздействие на психоэмоциональное состояние ребенка и на его поведение в том числе. Мы определили порядка тридцати деструктивных субкультур, которые так или иначе воздействуют на подрастающее поколение. Это так или иначе связано с агрессией в школах, а также распространением криминальных сообществ и суицидальных групп. Кибербуллинг - очень сложная вещь для мониторинга, поскольку общение детей и травля, как правило, происходят в личных сообщениях, в приватных чатах и в закрытых группах. Тем не менее мы фиксируем такие группы. Буквально недавно в Новосибирской области была выявлена группа, которая не только занималась травлей, но и осуществляла мошеннические схемы: в группе выкладывалась личная информация, которую убирали за деньги. Эта группа была блокирована.

Андрей Камин: Также в сетях существуют разного рода культы. Многие думают, что культ - это исключительно религиозная секта. Но сейчас полно и психокультов - это такие странные организации, которые вроде бы занимаются психологией, но на самом деле построены по авторитарному принципу с присутствием авторитарных лидеров, для выгоды которых все и происходит. Есть и бизнес-культы, которые сегодня просто расцвели. Как раз сейчас мы работаем с группой молодых людей, попавших в бизнес-культ. Молодые люди, которые оказались без работы, переживают конфликты с родными, испытывают депрессию, становятся мишенью для создателей «пирамид»: они обещают работу и уговаривают заплатить за обучение. То есть родители думают, что их ребенок в соседней комнате делает домашнее задание, а на него эти «милые люди» из «пирамиды» оформили кредит в полтора миллиона рублей, пообещав работу с окладом в 100 тысяч. И это на школьника, учащегося 11-го класса, не имеющего ни работы, ни источника дохода! Это конкретная история, случившаяся в Московской области. И таких случаев в моем поле зрения десятки.

- Как вы помогаете детям в таких ситуациях?
Андрей Камин: К моему глубокому сожалению, деятельность служб, которые помогают молодым людям, исключительно общественная. А государства, которое активно бы помогало людям, в интернете нет. Поэтому дети приходят к психологам. Проблема только в том, что не все дети, особенно из регионов, знают, куда и в какие организации могут обратиться за помощью. И что мы можем в этих ситуациях сделать? Только анонимно оказать психологическую помощь. Я объясняю молодым людям, что решить их проблему смогут только правоохранительные органы, потому что, когда пострадавшие обращаются в суд, они выигрывают дела. Но сам снять анонимность я не могу - это должен сделать сам пострадавший. Но это же молодые люди! Они боятся родителей, огласки, боятся вынесения дела наружу, поэтому часто отказываются от помощи юристов и журналистов.

- Существуют ли сегодня «группы смерти», подобные «Синим китам»?
Андрей Камин: Существуют и регулярно выявляются, просто они вне фокуса СМИ. Если интересно - посмотрите данные Следственного комитета РФ.

Денис Заварзин: Мы фиксируем эти группы, занимаемся ими, они имеют различные названия, но называть их не стану, иначе сразу пойдет активность, их начнут искать и смотреть.

- Почему дети так легко подписываются на подобные группы?
Денис Заварзин: Потому что детям не хватает общения, в том числе и с родителями, они чувствуют себя несколько оторванными. А в этих группах они чувствуют, что нужны, важны, ценны. Поэтому их так легко уговорить выполнять определенные действия. Здесь срабатывает психологический момент - человеку очень сложно выйти из группы, в которую он вложил много своего эмоционального психологического состояния.

- Куда можно пожаловаться на деструктивные группы и культы?
Денис Заварзин: Как минимум - на сайте Роскомнадзора есть реестр запрещенной информации, куда можно подать сведения о той или иной группе или информации, которая деструктивно воздействует на подрастающее поколение. Она будет заблокирована в кратчайшие сроки.

- Одной из острейших проблем в интернете и в социальных сетях является буллинг, или травля. Кто чаще всего занимается травлей и становится ее жертвой?
Денис Заварзин: Это неуверенные в себе дети, у которых, возможно, имеется психоэмоциональная травма. А те, кто травит, пытаются таким образом самоутвердиться. Но заниматься нужно не только теми, кто травит и кого травят, но и свидетелями буллинга.

- По каким маркерам можно определить, что ребенка нужно спасать?
Денис Заварзин: Если говорить о маркерах по буллингу и кибербуллингу, то здесь нужно обратить внимание на ситуации, когда дети начинают меньше общаться с другими людьми, а больше проводить времени в виртуальном пространстве и в социальных сетях. Сопутствующие маркеры: ребенок отказывается идти в школу, а когда проверяет свои сообщения - становится подавленным и плохо себя чувствует.

- Расскажите, пожалуйста, о главных правилах безопасности в Сети: что должны знать дети и родители?
Александра Бочавер: Сохраняйте конфиденциальность, не публикуйте того, чего бы вы не хотели увидеть в открытом доступе. Научитесь пользоваться настройками. И самая сложная вещь, с которой мы стараемся работать, - это научить подростков осознанности. Очень важно, чтобы они понимали: у каждого действия есть свои последствия. И то, что кто-то делает с ними, тоже имеет свои последствия. Мы часто сталкиваемся с тем, что люди до сих пор делят мир на реальный и виртуальный. Они думают, что виртуальный мир не совсем настоящий: что можно выключить телефон, закрыть ноутбук - и он исчезнет. Это не так, и граница между этими двумя мирами становится все более проницаемой. Наши исследования с московскими школьниками показали, что ситуации травли и другие агрессивные проявления переходят из одного пространства в другое. Они начинаются в классе, но могут продолжаться в соцсетях, и наоборот. Если мы говорим о травле, то чаще всего это истории знакомых между собой подростков, и часто это ученики одной школы. Это первое. А второе: очень часто те, кто занимается кибербуллингом, сами имеют опыт жертвы.

- То есть тот, кто был жертвой, сам становится агрессором?
Александра Бочавер: Да, это очень частая история: когда дети, получившие агрессию, потом сами ее транслируют. Проект «Страна троллей или нет» работает и с теми, кто пострадал от агрессии, и с теми, кто выбирает такие способы собственной агрессии, замечает за собой, что злоупотребляет властью в Сети, анонимностью, агрессивно постит какие-то материалы. Стараемся снизить психологические последствия той или иной ситуации, расширить навыки распознавания небезопасных ситуаций, навыки выражения собственной агрессии, а также восстанавливать ресурсные связи, поскольку подросткам бывает очень сложно и стыдно за то, что они переживают небезопасные ситуации в интернете. Очень часто они расценивают свои проблемы как личное дело, куда не нужно допускать взрослых, особенно родителей. С одной стороны, они правы, а с другой - зачастую они не могут справиться сами, и тогда им нужно помогать, разговаривать про это. Поэтому мы объясняем родителям, как выстроить с детьми более доверительные отношения. Наша мегазадача - это наращивание культуры общения пользовательской активности. Подростки создают интернет-пространства и выстраивают там правила игры и способы коммуникации, и очень хотелось бы, чтобы они были безопасными и экологичными. Сейчас мы ведем консультации с подростками и с родителями, а к осени планируем запустить вебинары.

- Как должен вести себя ребенок, оказавшийся свидетелем травли?
Александра Бочавер: С одной стороны, важно самим не присоединяться к агрессивным импульсам, не усиливать негативное комментирование, не ставить лайки, не пересылать оскорбительные картинки. С другой - важно поддерживать собственную безопасность и не влезать с угрозами в чей-либо адрес. Нужно обозначить собственную позицию и сказать о том, что такое поведение недопустимо, так нельзя, я против. И по возможности поддержать того, кто оказался предметом кибербуллинга: написать ему сообщение или сказать лично на переменке, выразив сочувствие и готовность присоединиться и как-то помочь. Нужно знать, что человек, который сталкивается с агрессией в свой адрес, чувствует себя одиноким, отверженным, покинутым всеми. Важно не закрепить это ощущение, а дать поддержку.

- Подростки не любят, когда их контролируют. Как не испортить отношения со своим ребенком, но при этом знать, что ему ничего не угрожает?
Андрей Камин: Надо разговаривать с детьми. А для этого очень важно, чтобы в семье царила атмосфера доверия. Вспомнился смешной и грустный случай, когда у родителя спросили: «У вас доверительные отношения с ребенком?» - «Да, я всегда проверяю его телефон и компьютер», - ответил он. Но это, конечно, не доверие. Доверие - это когда ребенок сам готов прийти с запросом о помощи и рассказать о трудной ситуации, в которую попал. Если это не так, вы всегда можете дать контакты психолога, с которым ребенок может поговорить. Увы, подростки не доверяют родителям, есть такая проблема...

- Современные дети с первого класса имеют телефон и возможность заходить в социальные сети. На ваш взгляд, с какого возраста лучше пускать детей в интернет?
Андрей Камин: Что значит - пускать? Как только вы купили телефон, в котором можно создать социальную группу, - с этого момента вы его туда и пустили. Запретами эту проблему не решить. Даже если вы отнимете у ребенка телефон, он получит этот опыт в школе в телефоне у одноклассника. Дети в эту среду уже погружены, и мы должны дать им навыки и компетенции, чтобы с перечисленными ситуациями уметь справляться. И я бы хотел обратить внимание, что пик суицидальной активности подростков приходится на конец учебного года. Я хочу обратиться ко всем: будьте внимательны к своим близким, которые травмированы или находятся в состоянии депрессии. И не забывайте о том, что есть источники, к которым можно обратиться за помощью и поддержкой.

Единый общероссийский телефон доверия для детей, подростков и их родителей: 8-800-2000-122

Общероссийский детский телефон доверия: 111


«Твоя территория. Онлайн» - психологическая помощь подросткам и молодежи, за помощью можно обратиться, написав на почту: tvoya_territoria@mail.ru или через сайт: https://www.твоятерритория.онлайн/

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

Швецова отправили на зону

В Саранске суд огласил приговор бывшему директору завода «Биохимик», 49-летнему Денису Швецову. Он обвинялся в присвоении и растрате...

Спасите детей от опасных сетей!

Мир стремительно меняется, и дети эпохи интернета, соцсетей и гаджетов зачастую намного опережают родителей в овладении этим пространством. И...

В Саранск приходит «Radisson»

Речь идет о ребрендинге отеля на улице Советская, построенного к Чемпионату мира по футболу 2018 года (прежнее название – «Four Points by Sheraton»)