«Свой Саранск» Юрия Рыбина

Наш город

Мы продолжаем серию публикаций о новейшей истории нашего города. Сегодня воспоминаниями о своем Саранске делится Юрий Иванович Рыбин - мэр города в 1992-1996 годы.

Саранск в эти годы просто выживал…
«Любому времени привешивают ярлыки, - говорит Юрий Рыбин. - Вот и сейчас 90-е годы называют «лихими», «бандитскими». И считают, что кроме бандитских дел в жизни ничего не было. А вообще это были самые сложные времена в новейшей истории Саранска, Мордовии, да и всей России в целом. Тогда по сути дела сменилась модель развития общества. От сверхконцентрированной, сверхжесткой плановой системы страна пыталась перейти к свободе действий в экономике, и, к сожалению, в те времена эту свободу многие понимали как вседозволенность. Этот разлом в обществе, в идеологии, в мыслях людей не мог не сказаться и на руководителях всех уровней. Это наложило свой отпечаток на все общество.
Можно сказать, что в 90-е экономика и социальная жизнь отступали. И даже можно было тогда сделать однозначный вывод, что выхода нет, что это - тупик. Но выход, как видите, был. Город выжил. Люди продержались несколько невыносимо тяжелых лет, прежде чем у них появилась надежда на лучшую жизнь и начались положительные перемены в экономике и обществе.
Ну и криминал, конечно же, проявил себя. На 90-е выпал расцвет криминальных группировок, война между ними была не на жизнь, а на смерть. Расстрелы следовали один за другим. На сегодняшний день многие из этих структур стали коммерческими предприятиями, а их участники - крупными предпринимателями. Скажу честно, у нас в то время не было достаточно сил, умения и даже власти бороться с ними. Милиция сама тогда выживала, зарплату получала бартером. Это были очень сложные времена…
В те годы многие города потеряли муниципальный транспорт. Мы тогда уразумели, что общественный транспорт нельзя терять из-под контроля. Более того, мы в середине 90-х годов смогли приобрести еще и новый транспорт. Это были знаменитые 100 «Мерседесов», которые город выиграл на международном конкурсе. Их должны были давно списать, но до сих пор эти «старички» выручают Саранск.
Я скажу, что столица Мордовии особых коммунальных бед так и не испытала. Мы тогда в Саранске создали три районных треста, сконцентрировав в них производственные мощности, технику. Они спасли наши коммунальные сети от развала и разрушения. Сейчас эти тресты, на мой взгляд, возрождаются в новой форме - в форме городских управляющих компаний. А старые управляющие компании - у них нет своих мощностей, кроме ручки и письменно стола. Чем такая компания может управлять и как она может выполнять работы?
Саранск в те годы испытывал серьезные трудности с финансами: он был единственным «донором» Мордовии, а все районы были дотационные. Поэтому значительная часть налогов, которая зарабатывалась Саранском, «размазывалась» по всей республике. Однако с 1995 года в Мордовии  сложилась единая управленческая команда, и постепенно началось движение к развитию города и региона».
Из трагических событий тех лет людям вспоминается крушение вертолета Ми-2, упавшего на Советскую площадь. Это случилось 9 мая 1993 года. Вертолет, разбрасывая листовки, снизился до 50 метров, зацепил стальной кабель линии городского радио и упал между Белым домом и «Книжным миром». На площади было много людей, собравшихся на праздничную демонстрацию. Вертолет рухнул на витрину «Книжного мира», погибли два члена экипажа.

Ваучеры покупали в каждом «комке»
По воспоминаниям Юрия Рыбина, в магазинах в начале 90-х вообще ничего не было. Люди выживали за счет бартера. Началась приватизация квартир и предприятий. Жителям России выдали так называемые приватизационные чеки - ваучеры.
«Руководство страны объявило тотальную приватизацию, у всех появились ваучеры, проходили чековые аукционы, - вспоминает Юрий Иванович, - но народ в это время был далек от этого. Более того, и низовое звено управленческих кадров в районах и даже в городе в большинстве своем не понимало, что такое приватизация. Потому что многие тогда мыслили по-старому и новые экономические веяния и преобразования просто не понимали. Да и мы особо не верили в приватизацию - ведь долгие годы все было общим, государственным - и теперь это частная собственность? На мой взгляд, такие настроения были характерны для большей части общества. Ваучеры большинством горожан не воспринимались как предмет инвестиций, они никуда не вкладывались и продавались за копейки либо менялись на бутылку спирта или мешок сахара».
Стоит вспомнить, что практически в каждом магазине, в каждом «комке» висело объявление - «Куплю ваучер». Для сведения горожан в газетах регулярно печатался курс ваучера. Многие покупали чеки с целью перепродажи. В Москве один ваучер стоил 6-7 тысяч рублей, а в Саранске - 3 бутылки популярного в те годы спирта «Роял». Но вскоре владельцы ваучеров стали понимать, что спирт - это уж совсем дешево, поэтому покупатели приватизационных чеков стали предлагать за них 3-4 тысячи рублей. Но более предприимчивые и дальновидные жители Саранска ваучеры приобретали с другой целью: в городе было разрешено оплачивать при покупке магазинов до 90% стоимости помещения приватизационными чеками.

Цены выросли в десятки раз
«В начале и середине 90-х годов происходило становление коммерческих магазинов, - продолжает Юрий Рыбин. - При мне в Саранске открылись вещевые рынки, и меня часто за это ругали. Но посмотрите - они до сих пор работают, и многие горожане все еще отовариваются на этих вещевых рынках. Тогда это было принципиальным решением - государственная торговля испытывала кризис, шел переход от одной формы собственности к другой, в государственных магазинах - хоть шаром покати, а людям надо было что-то кушать, во что-то одеваться. Да, на сегодняшний день рынки морально устарели, но их не надо рушить, их надо преобразовывать».
Предприимчивые жители столицы Мордовии ринулись в Польшу за товаром, и Саранск наводнили польские юбки, майки, джинсы «мальвины», свитера. Кроме товара местные «челноки» везли из Польши доллары, где был более выгодный курс, чем в России.
А местные предприятия выживали, как могли. Так, молочный комбинат «Саранский» представил жителям Саранска молочное пиво «Тонус». В рекламе отмечалось, что вкус и цвет - как у «жигулевского». Спирт - как в обычном пиве, а цена в 5 раз дешевле. Но, видимо, алкоголь из молока не стал пользоваться спросом в нашем городе. Магазин «Динамо» МВД МАССР, призывая горожан и жителей республики самостоятельно позаботиться о своей безопасности, предлагал всем вооружиться газовыми пистолетами - реклама с таким предложением регулярно выходила в местных газетах.
Газеты заполонила реклама водки, спирта «Роял» и импортных продуктов питания - особенно батончиков «Марс», «Сникерс» и «Баунти», а также натуральных соков в пачках.
Во всех района города около крупных магазинов появились торговые ряды с перекупщиками товаров. Повсеместно расплодились «комки», в которых можно было купить все что угодно и где ночные цены на товар могли отличаться от дневных.
В аптеках - дефицит лекарств, невозможно купить даже самые элементарные препараты. В 23-й школе в 9-х классах открылся класс юного коммерсанта - школа шла в ногу со временем.
Вот какие были цены на рынках Саранска в апреле 1993 года: норковая шапка стоит 25-30 тысяч рублей, туфли - 14-18 тысяч, «мальвины» - 3,5-4 тысячи, спортивный костюм «Адидас» - 5-6 тысяч, кожаная куртка - 20-25 тысяч рублей. Продукты тоже были не дешевыми - говядина сливочное масло, сыр и стоили 1200-1400 рублей за килограмм, огурцы - 300 рублей, сахар - 300 рублей, яблоки - 600-700 рублей, свинина - 1100 рублей, колбаса полукопченая - 1800 рублей, 500 г майонеза - 600 рублей, мед - 2000 рублей за кило, шампанское и водка - 1000 рублей за бутылку. И это при том, что средняя зарплата в июне 1993 года составила в Саранске 35 тысяч рублей в месяц, минималка - 7740 рублей.
В газетах писали, как горожане ринулись в Сбербанк брать кредиты, были согласны даже на очень высокие проценты, но в кассах не было денег, и кредиты могли получить лишь единицы. Тогда жители города стали массово скупать валюту - доллары и немецкие марки, которые появились в банках, считая, что это наиболее надежный способ сохранить и преумножить свои накопления. Так, на 13 октября 1992 года доллар стоил 367 рублей, 18 декабря - 461 рубль, 19 мая 1993 года - 1034 рубля, причем каждый десятый доллар, который был в обороте, оказывался фальшивкой.
Еще одна иллюстрация отпущенных на свободу цен: в январе 1992 года однокомнатная квартира в Саранске стоила 19,5 тысячи рублей, а через полтора года - в мае 1993 года - уже 4 миллиона!

Зарплату выдавали зеленым горошком и пьезозажигалками
«Слова «деньги» тогда вообще не было, - говорит Юрий Рыбин, - вместо него было слово «бартер». К примеру, чтобы выплатить зарплату, налоги надо было взять продукцию с консервного завода, кому-то их продать, потом эти вырученные деньги вернуть в бюджет, а затем уже отдать зарплату бюджетникам. Иногда эта цепочка прерывалась, и тогда приходилось отдавать зарплату тем, что давали предприятия, - зеленым горошком, лампочками, водкой и тому подобное.
В жизни были и смешные, и грустные случаи, связанные с выплатой заработной платы. Приходит ко мне директор Механического завода и говорит: «Выручай, отпусти хотя бы от местных налогов, зарплату рабочим платить нечем». Я в ответ: «А чем мне зарплату учителям и врачам отдавать? На что мне их кормить?». Он мне говорит: «Мой ижевский коллега в прошлом месяце зарплату выдал газовыми пистолетами, а мне чем отдавать?». Я говорю, мол, у тебя еще лучше вооружение - боеприпасы. Вот такой был грустный юмор в те годы…».
Действительно, подобные случаи в те годы встречались на каждом шагу - так, в конце года 1993 года Саранский приборостроительный завод выдал зарплату своим рабочим пьезозажигалками, потому что наличных денег не было, а склады завалены продукцией. Вообще для 90-х годов характерны серьезные сокращения на предприятиях, 3-дневные рабочие недели, длительные отпуска без содержания. Объяснялось это просто: отсутствовал спрос на производимую продукцию.
«Когда зарплату несколько раз подряд выдаешь зеленым горошком - не удивительно, что у людей возникают забастовочные и предзабастовочные настроения, во многих коллективах из-за этой безнадеги были сильны протестные взгляды, - констатирует бывший градоначальник. - Чтобы привлечь внимание руководства, городских властей коллективы некоторых предприятий периодически объявляли забастовки, в частности, городские транспортники. Автобусы, троллейбусы есть, ГСМ есть, а зарплат нет месяцами. Приходилось работать с людьми, разговаривать, убеждать, чтобы они вышли на работу, все-таки транспорт - это социально значимая отрасль нашего города».  
Отметилось в те годы и студенчество: мордовские студенты в октябре 1993 года устроили митинг у Министерства образования, требуя выплатить стипендии.

Строительство было заморожено
«Какие были стройки? Это вопрос, который в то время был неуместным, - говорит Юрий Рыбин. - Главная наша задача тогда была - хоть что-то сохранить. Правда, кое-что достроили - медсанчасть «Лисмы», 2 или 3 поликлиники. Продолжалось строительство жилья за счет прежних мощностей, прежних заделов, еще выдавали квартиры по очереди. Но уже мало, не в таких масштабах, как было прежде. Вся эта работа к середине 90-х быстро свернулась.
Нам необходимо было город, во-первых, удержать. Во-вторых, определить его стратегическое развитие. Всплеск строительства в городе произошел в 2000-х годах. До этого времени реализовать какие-либо крупные строительные проекты было невозможно из-за недостаточного финансирования. Да, у нас задумки были, но о них сейчас даже нечего рассказывать - они меркнут перед тем, что в городе уже построено и будет возведено в дальнейшем».
В одном из номеров нашей газеты за 1993 год мы нашли информацию о том, как должна была застраиваться в перспективе центральная часть столицы Мордовии.
По старому Генплану до 2000 года саранские строители должны были построить на площади перед типографией на ул. Советской Дворец ритуальных услуг, впрочем, на эту же площадку также претендовала лютеранская церковь.
На ул. Ботевградской Генеральным планом предусматривалось строительство целого архитектурного ансамбля: напротив универсама «Ботевград» должен был стоять большой универмаг (там, где располагались заезжие цирки). А замыкать улицу должен был новый музыкальный театр на 900 мест, а в центре этого ансамбля - торговая площадь.
Также по Генплану была предусмотрена пешеходная зона от ул. Рабочей до ул. Ботевградской, где предполагался местный Арбат с художниками и сувенирными лавками. В этой зоне по замыслу архитекторов на первых этажах должны были располагаться бары, кафе, магазины. Асфальт необходимо было заменить тротуарной плиткой.

Горожане охотились за «клубничкой»
В начале 90-х Саранске началось формирование рынка порнографических услуг. Кинотеатры, чтобы не прогореть, вовсю показывают порнографические фильмы, так как саранский зритель шел только на «клубничку». Например, кинотеатр «Юность» систематически приглашал горожан на «суперсексуальный» фильм «Я люблю подглядывать» (США)».
Коммерческий киоск в вестибюле гостиницы Саранск начал предоставлять «интересную» услугу - просмотр порножурналов за 15 рублей. Но и в газетных киосках порнографические журналы уходят как горячие пирожки, несмотря на высокую стоимость. В книжных магазинах и книжных рядах на саранских рынках - ажиотаж около стеллажей и развалов с некогда запретной литературой.
На страницах саранских газет появляются объявления от горожан эротического характера - о знакомствах без обязательств, о желании найти любовника или любовницу. Медицинское предприятие «Гарант» (тогда еще!) за 1,5 тысячи рублей предлагало вернуть девственность (реклама в газете), а также приглашало горожан на сеансы всевозможных экстрасенсов.
В городе пышным цветом расцвели видеосалоны. Репертуар видеосалонов: с утра - боевик, днем - ужасы, вечером - эротика. В то время очень дефицитным и престижным товаром был видеомагнитофон, владельцы «видаков» могли претендовать на звание «крутых». Чего уж говорить о владельцах первых иномарок. Они представлялись жителям города образчиками той «светлой рыночной эпохи», куда устремилось все наше государство, обрекая на нищету и выживание целое поколение еще не переставших быть советскими людей.

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

«Лисма» меняет ориентацию

Флагман мордовской промышленности - светотехнический завод «Лисма» - объявил об очередной смене своего юридического статуса. Предприятие...

«Наварились»

Доморощенные «химики» устроили в Чамзинском районе подпольную нарколабораторию

«ЛЮБИМЫЙ» ТИРАН

Он пьяный бьет, а трезвый любит! По такому принципу сегодня живет больше половины не только российских, но и мордовских семей. Опрошенные мною...

Самоизоляция стала обязательной

31 марта Глава РМ Владимир Волков новым Указом усилил ограничительные меры, призванные предотвратить распространение на территории республики...